Скопинский маньяк рассказал, почему избавился от детей, рожденных пленными